картинки дмра

2017-10-20 23:17




Скоро, скоро выпускные вечера... Водитель! Если увидишь 24 июня ползущего по "зебре" человека, перетянутого ленточкой - не дави его! Это наше "светлое будущее"... ползёт в своё "светлое завтра".


На самом деле тайное мировое правительство, это вовсе не бильдербергский клуб, а клуб весёлых и находчивых!






Песня о встрече с марсианами. Как-то шел домой себе по-пьяне, У меня тарелочки в глазах: Видел (вот вам крест) как марсиане Приземлились где-то в ста шагах. К небу подымались клубы пыли И в тарелке отворился люк: Вдруг оттуда вылез дядька синий (Он не наш...Наверное - тундрюк). На меня квадратными глазами Марсианин грозно посмотрел, Хлопал треугольными ушами, Что-то не по-нашему трындел. Я был не из робкого десятка - Со стаканом к гостю подошел... (Были еще сладкие остатки: 200 грамм...А это хорошо). Мы по 50 разлили дважды, У него косил квадратный глаз; Он сказал по-русски с видом важным: - Друг, летим со мной ко мне на Марс... Что ж, на Марс?..Я согласился сразу, Мы летим...Уж позади Луна... Но увидел я околыш красный... Отпусти до дому, старшина!


Работал в свое время (где-то в середине 80-х) на Костромском заводе автоматических линий славный парень Саня Кочетков. Работал токарем. А известен в узком кругу коллег был тем, что регулярно притягивал к себе всяческие неприятности, оборачивающиеся впоследствии казусами. Ну, вот, например, точил Саня резец. Обычное дело, наждак, искры, «…красота горячего металла». А тут к нему Вова подходит, зовет в туалет. Не подумайте чего. Просто туалет на другом конце цеха, а вдвоем, за компанию, веселее. И не то что бы Сане больно хотелось. Но - мужская солидарность. Поперлись. Нормальный человек завернул бы к станку и резец оставил. Но Саня - нет, не такой. Он пилит в сортир, сжимая мозолистой рукой орудие труда. Раскаленное докрасна. И которое ни в карман не уберешь, ни оставишь нигде - спиздят мгновенно. Понятно, что за время транспортировки резец остыл. Но градусов-то 200-250 там всяко оставалось. А Саня у писсуара лопочет чего-то, резец - в руке, башку задрал, … Веселый, блин. И, конечно, Санин конец вступает в плотный контакт с концом резца. Уж сколько там было градусов - неважно, но нежная мужская субстанция мгновенно покрывается волдырями. Что скривились, мужики? Мат-перемат, ор, визг. А Вова прыгает вокруг, суетится: «Саня, ты поссы, поссы на него! » Идиот. Потом соображает, что ляпнул хуйню, но надо, надо чем-то другу помочь. «О, масло! Масла надо! » - бежит к ближайшему станку, хватает масленку и начинает обезумевшему товарищу обильно все поливать. Далее. Медчасть на другом конце завода. Впереди Вова, за ним Саня, прикрываясь картонкой и с мученическим выражением лица. Хозяйство на стол - бум! Масляные брызги - по всему столу. Медсестра молоденькая, глаза по пятаку - «Эт-то что!? » «Эт-то, - Вовин указующий перст в направлении масляного участка - производственная травма! Лечи давай!!! » Когда на объект было намотано упаковки четыре бинтов и он стал толщиной с ногу, Вова заорал на и без того обалдевшую девчушку: «Ты че! Ты че делаешь! Ты дырку оставила!? Как он писать теперь будет? » И все по новой. От больничного Саня отказался. Испугался, наверное, диагноза. А мы все с нетерпением ждали его появления. Нас интересовал вопрос - как жена-то отреагировала? "А нормально, - сказал появившийся Саня. - Говорит, зашибись, хоть к мамке наконец съезжу, а то тебя, ебаря, одного оставлять нельзя." Ракетчик